"Вече Твери"                                                                                              « 01»октября 2005г.

 

ДВА     МЕТРА      РАЗДОРА

В маленькой пиренейской деревне поспорили два соседа. Один, местный фермер, потребовал у другого  знаменитого писателя  спилить дерево, листья с которого падают на крышу соседского дома. «По законодательству дерево должно находиться на расстоянии не менее трех метров от чужой собственности. Мои росли в двух метрах. Пришлось спилить»,  безропотно согласился известный всему читающему миру Пауло Коэльо. Закон един и для бедного фермера, и для мировой знаменитости. А частная собственность священна и неприкосновенна. Так у них  в цивилизованной Европе. У нас не так.

 

Между этими заборами тоже два метра. Один огораживает дом и участок семьи Дергачевых. Другой  - строительную площадку торгового и делового центра «Речной». Эти два метра и стали полосой раздора между фирмой-застройщиком и коренными тверичами, живущими в своем доме № 22 по улице Горького. Место здесь сказочное  заповедная зона у слияния Тверцы и Волги, контролируемая органами охраны природы и историко-культурного наследия. Жить в этом райском уголке  завидное счастье. Получить участок под застройку голубая мечта, чаще несбыточная. Но в нашем замечательном городе мечты становятся явью, если приложить усилия в обход закона. В этом плане строительной фирме ООО «Тверьинвастрой» необычайно повезло - участок она здесь получила. Аппетиты ее росли.  Росло и число нарушений закона тверскими чиновниками разных рангов, которые с удивительной покладистостью шли навстречу запросам частной фирмы. Эта история длится уже восемь лет и являет собой образчик попрания требований законов бюрократами тверского разлива. Размеры газетной страницы не позволяют разгуляться жанру эпопеи, поэтому ограничимся хроникой беззакония. Покажем, как чиновники навострились манипулировать государственно-правовыми актами в-угоду чьим-то интересам. Как и во всякой хронике, здесь будут приведены даты происходивших событий, названы имена главных действующих лиц.

Начало было положено заключением № 51 от 30 мая 1997 года по отводу земельного участка под строительство объекта мелкорозничной торговли. В этом документе установлена в соответствии с Санитарными правилами 20-метровая санитарно-защитная зона до жилого дома №22. 30 сентября того же года заместитель главы администрации города Ю.В. Серковский утверждает для фирмы «Тверьинвастрой» акт выбора и обследования площадки под проектирование и строительство крытого мини-рынка на 60 торговых мест. 9 апреля 1999 года главный архитектор Твери В.А. Давыдов и архитектор Заволжского района Р.П. Тарасенко выдают застройщику архитектурно-планировочное задание № 3-23 на мини-рынок. 8 августа 2000 года первый заместитель главы администрации города С. А. Исаев подписывает постановление № 2008 о передаче в аренду «Тверьинвастрою» земельного участка под строительство мини-рынка. В тот же день заключается договор № 495 аренды земельного участка. Пока все идет в рамках законных требований, и мать Игоря Олеговича Дергачева подписывает бумагу, в которой соглашается на строительство мини-рынка.

Далее следует цепь уловок в обход закона. Начинается с прямого подлога. В архитектурно-планировочном задании архитектор Заволжского района Е.Л. Булатова подменяет титульный лист. Так вместо мини-рынка в документе появляется торговый центр. 15 апреля 2002 года С.А. Исаев подписывает постановление № 1028 о внесении изменений в постановление № 2008. Суть этих изменений проста: слова «под строительство мини-рынка» заменяются словами «под строительство торгового центра». Одновременно подписывается дополнительное соглашение № 237 к договору аренды земельного участка, где вместо минирынка также фигурирует торговый центр. Пока идут эти бумажные ухищрения, Дергачевы не в курсе. Когда же изменения воплотились в натуру, и стройплощадка стала расширять границы, подступая к их дому вплотную, семья забила тревогу, начала свое хождение по коридорам власти,

25 июня 2003 года на заседании большого градостроительного совета под председательством заместителя главы администрации города В. А Шумова был представлен проект трехэтажного торгового центра (торговая площадь 2570 квадратных метров, парковка на 55 машино-мест). Он еще не прошел государственную экологическую экспертизу, не согласован с владельцами смежного землепользования  Дергачевыми. Проект был снят с обсуждения как не соответствующий градостроительной ситуации по объемно-планировочному решению (здание выше двух этажей). Совет рекомендовал фирме уладить конфликт с соседями.

Менее чем через месяц, 18 июля, появляется заключение государственной экологической экспертизы. Проект признан не соответствующим требованиям природоохранного законодательства. В частности, не выдержана 50-метровая санитарно-защитная зона.

Строительная фирма оригинальным способом разрешает конфликт с соседями. 8 августа 2003 года оформляется протокол общественного обсуждения строительного изменения недвижимости на трехэтажный торговый центр. Под протоколом стоят четыре фамилии жителей почему-то с набережной Афанасия Никитина (без натуральных подписей и паспортных данных). Жители ближайшего 30-го квартала в общественном обсуждении не участвовали, согласия на торговый центр не давали.

Застройщика это не остановило. Трех этажей ему уже мало. «Тверьинвастрой» представляет на согласование генплан уже четырехэтажного торгового центра. 9 октября 2003 года В.А. Шумов дает согласие. Без выдачи архитектурно-планировочного задания. Без экологической и вневедомственной экспертиз. Без согласия смежного землепользователя. Чиновников это почему-то не останавливает. События развиваются стремительно. 14 октября В.А. Шумов выдает фирме, не имеющей утвержденного проекта, разрешение на заливку фундаментной плиты. На следующий день начальник инспекции Госархстройконтроля администрации Твери В.М.Чапурин подписывает разрешение на строительно-монтажные работы в охранной зоне. Комитет по охране историко-культурного наследия Тверской области своего разрешения не дал. Это обстоятельство нисколько не смущает малый градостроительный совет, который своим решением согласовывает архитектурный проект четырехэтажного торгового центр. Большому совету трехэтажный не понравился, малому и четыре этажа не помеха.

Между тем четырехэтажный торговый центр  это объект 5-й категории сложности, и расстояние от него до жилых зданий должно быть не менее 50 метров. Нарушения слишком очевидны, надо их как-то обойти. Руководитель фирмы В.М. Кокин обращается за советом в Госэкоэкспертизу. Ее начальник Е.В.Комраков в канун 2004 года рекомендует сделать торговую площадь менее 1000 квадратных метров, провести оценку шумового воздействия на ближайшую жилую застройку, устроить парковку вне сквера.

31 января 2004 года начальник департамента архитектуры, инвестиций и строительного комплекса Тверской области Ю.А. Герасимов просит Е.В.Комракова решить положительно вопрос с экологической экспертизой тргового центра. Дальнейшее рвение проявляет и городская власть. Главный архитектор города А.Е. Жоголев согласовывает доотвод земельного участка под парковку, а заместитель главы администрации города В.А. Шумов письмом от 9 февраля 2004 года землеотвод утверждает - без предпроектных экспертиз и при отсутствии согласованного проекта парковки.

Через десять дней фирма получает положительное заключение государственной экологической экспертизы. Правда, при этом начальник Главного управления природных ресурсов по Тверской области Ю.М. Краснов поставлен в известность об отсутствии согласия смежного землепользователя (Дергачевых) на строительство рядом с их домом четырехэтажного торгового центра. Главный врач областного Центра Госсанэпиднадзора В .А. Синода в ответ на это сообщил (письмо в Тверскую межрайонную природоохранную прокуратуру), что «жилого дома №22 в наличии нет, колодец во дворе жилого дома не может быть в качестве узаконенного водоисточника...». Дом стоит на этом месте вот уже шесть десятилетий, и почти все это время семья пользуется колодезной водой отменного качества. 19 апреля 2004 года положительное заключение дает и вневедомственная экспертиза, хотя начальник отдела госэкспертиз Т.А. Зотова была предупреждена о нарушении прав сопредельных землепользователей и об отсутствии согласия комитета по охране историко-культурного наследия.

Не удалось изменить ситуацию в этом вопросе и новой исполнительной власти. 9 марта 2004 года было подписано постановление о продлении срока действия постановления № 2008 (с учетом постановления № 1028). 31 января 2005 года В.М. Кокин обращается в городскую администрацию с просьбой прдлить договор аренды земельного участка. Заместитель начальника департамента земельных ресурсов А.А. Пилюгин оперативно (письмо от 4 февраля) его успокоил: «В настоящее время договор аренды № 495 от 08.08.2000 г. считается действующим на неопределенный срок». Впоследствии заместитель главы администрации города В.Л. Мардис все же подписал дополнительное соглашение о продлении срока аренды земельного участка до 30 ноября 2007 года.

Путем несложных манипуляций убраны и другие преграды. На основании представленной пояснительной записки проектных материалов (самого проекта до сих пор нет) санитарно-защитная зона уменьшена с 50 до 2 метров. Центр превратился из просто торгового в торгово-деловой без изменения проектно-сметной документации. Из общей площади 2666 квадратных метров под торговые площади отведено 991 (меньше тысячи!) квадратных метров. Сюда забыли добавить 70 метров площади кафетерия, которые по ГОСТу также относятся к торговым. Но на это уже никто не обращает внимания. Все необходимые властные инстанции Кокин прошел, все сдались под его напором. О причинах столь дружной покладистости чиновников остается только догадываться. По имеющимся у нас сведениям, остался один бастион - комитет по охране историко-культурного наследия во главе с Т.Н. Тумановой.

На стройплощадке я побывал на этой неделе. Здесь заложена часть фундаментов, смонтирован металлический каркас здания. Людей немного. Они сжигают спиленные в сквере деревья. 21 пень свидетельствует о совершенном варварстве: В.М. Кокин сообщил автору этих строк, что наступление на зеленый наряд сквера продолжится. Деревья эти сажали местные жители в 60-е годы прошлого века. Пришли люди с пилами и их. погубили.

«Тверьинвастрой» регулярно публикует объявления о продаже офисных и торговых площадей будущего центра. Владимир Михайлович Кокин чувствует себя уверенно.

Все разрешения нами получены, строительство ведется на законных основаниях,  заявляет он.

Его задача  побыстрее построить и распродать, говорит Наталья Семеновна Дергачева.  А нам здесь жить. Мы такого соседства не хотим. Пусть приведут строительство в рамки федерального законодательства.

Дергачевых пятеро: старушка мать, супруги, двое их сыновей. Роль главного семейного юриста выполняет Наталья Семеновна. Она собрала кипу доказательств нарушений федерального законодательства, конституционных прав граждан на всех стадиях этой скандальной эпопеи. Тем не менее, все суды первой инстанции Дергачевы проиграли. Отказано им и в удовлетворении кассационной жалобы. Подана надзорная жалоба о нарушениях судебными органами гражданско-процессуального законодательства.

У Дергачевых нашлись союзники - общественность прозрела. Жители 30-го квартала, председатели дворовых комитетов 31-го и 32-го кварталов, председатель совета ветеранов войны и труда микрорайона направили открытое письмо губернатору области Д.В. Зеленину, главе Твери О.С. Лебедеву, прокурору области А.А. Аникину, начальнику УВД А.А. Куликову. Они настоятельно просят всех четырех адресатов направить должностные полномочия на приведение архитектурной, предпроектной, проектной и строительной деятельности в соответствие с действующим законодательством.

Если не найдем правды здесь, будем апеллировать в федеральные инстанции, - говорит Наталья Семеновна. - От своего не отступим.

После обращения Дергачевых в Генпрокуратуру прокуратура области приостановила строительство торгово-делового центра. Вот почему безлюдно на стройплощадке. Но затишье может быть временным. Как у нас водится, жалобы в федеральные органы спускаются для исполнения в регионы  тем, на кого жалуются. И тогда бюрократический круг замкнется.

- Мы все равно не сдадимся,  Дергачева упрямо сжимает губы.  - Не добьемся справедливости на Родине -  до Страсбургского суда дойдем.

Пауло Коэльо одобрил бы их действия.

Евгений ШИМИН